Среда, 4 января 2017
+ Создать новую тему

Новогодний рассказ

Наваждение
Зоя Гельман
Оставалось всего несколько дней до Нового Года. Зоя стояла у окна и смотрела, как идет снег. Он медленно планировал на дома, деревья и землю, соревнуясь в своем падении с пылью, копотью и сажей крупного промышленного города.
«Вот так и жизнь, как этот снег, сначала белая и пушистая от надежд, радостей и любви. А потом ее неизбежно покрывает черный налет разочарований и печалей», подумала она. Поневоле подводились итоги ушедших и пережитых событий, которые, как усердные ученики тянули руку учителю для оценки. К, сожалению, многие из них заслуживали «неуд» или «тройку». Редкие - «хорошо», а об «отлично» и не было речи.
Очередную Новогоднюю Ночь придется встречать одной. Нет, конечно же, можно пойти к какой – ни будь подруге, но не хотелось ни под утро возвращаться домой, ни оставаться спать в чужом доме на чужой кровати. Куда милей родное, уютное гнездышко, где каждый уголок обласкан вниманием и теплом заботливой хозяйки.
Она приготовит вкусной еды, испечет торт и откроет бутылку «Мартини». В доме будет пахнуть сосной, а елочная мишура заблестит и заискрится.
От мыслей о предстоящем празднике, таком домашнем, светлом и добром, почему – то стало тоскливо. Что ее ждет в следующем году? Опять одиночество и куча сопутствующих с ним проблем?
«Господи, как же тошно. Что – то я совсем расклеилась. Надо взять себя в руки. Выпью новопассит и все пройдет». Она открыла холодильник и уже собралась взять флакончик с дежурный лекарством, как взгляд скользнул по бутылке шампанского, сиротливо стоявшей там уже больше года. « Может, ну его, это успокоительное. Сейчас, как вмажу шампусика. И, правда, пью я раз в год по обещанию. Не грех и расслабиться иногда, если душа того просит».
С этими мыслями она с трудом, неумело и неловко откупорила бутылку, так, что строптивая пробка больно ударила по ладони, и подумала, что первый раз в жизни проделала это сама. И чего только не приходится терпеть одинокой женщине. Зоя включила музыку и налила пенящийся напиток в фужер. Пузырьки газа прилепились к хрустальным стенкам, как рыбьи икринки к водорослям и воздух наполнился запахом хорошего, выдержанного вина. Она сделал глоток, и сказала: «Не поддельное, уже радует. Сколько же таких бутылок я перевозила с завода? И не сосчитать». Дело в том, что на своей коммерческой стезе, ей пришлось заниматься и шампанским. Однажды такая поездка чуть не стоила жизни. В гололед, когда она отправилась за очередной порцией «живительной влаги», кстати, дело было как раз перед Новым Годом, грузовик занесло на разделительную полосу дороги, тряхнуло и из открывшейся двери Зоя вылетела на полном ходу на встречную. Счастье, что не было машин, и водитель не задел ее задними колесами своего раздолбаного «шарабана». Она встала, и прихрамывая побрела к обочине. Тогда, все, совершенно необъяснимым образом обошлось без травм . И таких чудес в ее жизни хватало с избытком. Поневоле поверишь в сверхъестественное.
Второй фужер уже пошел веселее, а за ним третий. И разламывая на кусочки остро пахнущую плитку горького, черного шоколада она начала вспоминать всю свою жизнь.
Чего в ней только не было! И вполне счастливое, по тем временам, детство; и беззаботная юность, плавно переходящая в годы веселого студенчества; и раннее замужество. Охарактеризовать его можно было лишь, как «красивое ничто». Этот брак ничем и закончился, хоть протянулся почти десять долгих и нудных лет.
Ну, а за ним последовал второй, тоже не очень удачный и череда встреч и связей с продолжительность от месяца до нескольких лет.
Итог не радовал: одна, в возрасте «хорошо за сорок», когда шансы украсить личную жизнь мужским вниманием, не говоря уже о любви, неумолимо движутся к нулевой отметке.
«Интересно, сколько же их у меня было?» - подумала она и загибая пальцы принялась считать. На седьмом экземпляре Зоя сбилась со счета и, вырвав из тетради листок начала вести запись в хронологическом порядке. Оказалось одиннадцать представителей, этого неустойчивого в моральном и половом отношении, класса. В принципе, все они были разными, хотя каждого из этой «футбольной команды» можно было не без гордости отнести к лучшему виду. Виды, делились в свою очередь на подвиды. Подвид любителей выпить и повеселиться; подвид любителей повеселиться в обществе дамы; и подвид объединяющий как первое, так и второе. Но вне всяких сомнений, всех ее, казалось таких непохожих мужчин, объединяло одно – они ей рано или поздно изменяли. И что интересно, многих, тем или иным способом, она буквально «застукала на горячем». Конечно, каждый их них уверял, что это не то, о чем она подумала. Но Зоя, почуяв запах «жареного», без скандалов и разборок всегда уходила первой. И теперь могла с радостью констатировать, что ни один из этих неуемных самцов ее не бросил.
«Как бы хотелось сейчас посмотреть на них, причем всех одновременно. Вот была бы умора» - пронеслось в ее слегка охмелевшем рассудке. Она представила эту команду в полном составе, в трусах и майках на футбольном поле, с одним мячом, которым была она. И они передавали ее из рук в руки, вернее из ног в ноги. Но, в конечном счете, Зоя не задержалась даже с вратарем, а улетела куда – то за линию ворот и больше не вернулась.
«А что, если напомнить им о себе, всем сразу, тем более есть замечательный повод». Она взяла листок бумаги и написала текст поздравления с Новым Годом следующего содержания: «Вот и кончается еще один год нашей жизни, непредсказуемой своими поворотами и изгибами. И остается только надеяться и ждать, что в Новом, непременно произойдет какое – ни будь чудо. Ну а если не чудо, то все равно что – то хорошее, ведь все так устали от плохого. Поэтому в эту грядущую волшебную ночь вериться в исполнение желаний.
С некоторых пор у меня появилась редчайшая возможность. Именно в Новогоднюю ночь, когда бьют часы, я могу попросить все, что угодно и загаданное обязательно сбудется. Но есть условие – желание должно быть только одно. Мне, конечно, жаль, что невозможно исполнить все, чего бы мне хотелось: чтоб ты не болел, был шокирующий успех в делах; каждый новый день радовал, несмотря на погоду и мелкие неприятности; чтоб тебе просто хотелось жить от того, что засмеялся твой ребенок или пошел снег. Но условие нарушать нельзя. И я попрошу об одном. Пусть весь следующий год с тобой рядом будет всегда любимая, единственная и неповторимая женщина. И при этом изменяет тебе так, как ты изменял мне. Без страха и упрека. Так, чтоб твоим рогам позавидовали самые старые и могучие лоси и олени. С праздником, милый. Твоя Зоя».
Умирая от смеха, она достала конверты и запаковала в них свои бессмертные послания. Проблема была в одном: местонахождение всех претендентов на радостную весть она знать не могла. Первый муж жил уже в Америке. При желании можно раздобыть адрес, но он перебьется. Один из любовников давно почивал на лаврах и высокой должности в Москве. Его тоже опустим. В конечном счете, в результате отсева осталось всего шесть человек, если можно так выразиться.
Она допила свое шампанское, затем сложила аккуратной стопкой письма и завязала их шелковой ленточкой. «Завтра утром отправлю», - произнесла вслух мстительница, и не расстелив постель, легла на диван, укрывшись пледом.
Не прошло и нескольких минут, как она заснула сном беззаботного младенца с чувством исполненного долга и глубокого удовлетворения.
И ей приснился сон. Она ехала в машине по дороге, засыпанной снегом. Было уже темно, но фары прекрасно освещали окружающую местность. Кругом стоял сосновый лес, укутанный в «белый ватник». Сквозь облака, тускло, как в тумане, пыталась светить луна. Но усилия оказались тщетными: уже через считанные секунды ее окончательно заволокло.
Наша героиня вздрогнула и проснулась. Она находилась в автомобиле, а за рулем был абсолютно незнакомый мужчина.
- О, уже очнулась. Не успели отъехать от дома, ты сразу отключилась. Ну, думаю, моя «мамочка» совсем притомилась. Слушай, может, ну ее, твою работу. Сиди дома.
- Где я? – спросила Зоя.
- Во даешь! Ты в машине.
- В какой?
- В БМВ. Ты что, забыла какая у нас машина? Я знаю, бывает, иногда вдруг просыпаешься и не можешь сразу понять, где верх, а где низ, который час и день недели и вообще где ты находишься.
- Вы кто?
- Я тоже Б.М.В. Борис Михайлович Высоковский. Будем знакомы, мадам.
- Но я Вас не знаю.
Тут водитель притормозил, и машина, съехав на обочину, остановилась.
- Я, конечно, понимаю, что ты у меня женщина с юмором, но даже для тебя это уже слишком.
- Простите, но я действительно Вас вижу впервые. Кто Вы? - повторила вопрос Зоя.
- Нет, она надо мной издевается. Муж я твой, третий правда, но, надеюсь, последний.
- А сколько мы живем вместе?
- На пасху, в аккурат, два года стукнет. Зойка, ну не пугай меня так. Выпей кофе.
- Кофе не могу. У меня гипертония.
- Слава Богу, хоть это помнишь. Но он без кофеина. Час назад ты собственноручно налила его в термос.
- Что со мной происходит?
- После праздников сходим к врачу. Я понимаю, меняется гормональный фон, климакс на горизонте. Отсюда и твоя амнезия.
- Ну, вот еще, старушку нашел.
- Ага, попалась. Я знал, как тебя вернуть в реальность, - рассмеялся Борис. Ты у меня самая молодая и красивая. Слушай, а давай кого – ни будь родим. Он улыбнулся, завел мотор, и они продолжили путь.
- Конечно, самое время. Когда наш первенец пойдет в школу, мы оба выйдем на пенсию, - ответила она.
- Вот и прекрасно. Уйма времени, чтоб растить молодое поколение. Ну, как ты, любовь моя?
- Да вроде уже ничего. Только я не помню, куда мы едем.
- О Господи, опять за старое. Нет, с этим точно надо что – то делать. Ну, хорошо. Мы едем к друзьям встречать Новый Год.
- К Барановым?
- Ну вот, умница, а придуриваешься.
- У них внук родился.
- Я знаю, ты же мне вчера об этом сказала.
- Вчера, что было вчера? Я сидела почти целый день у себя дома, одна в своей холостяцкой квартире. Сначала я смотрела на снег, а потом открыла шампанское и сама выпила всю бутылку. Знаешь, давай не будем продавать эту квартиру. В ней часть моей души.
- Наконец слышу голос разума. Ведь это ты настаивала на ее продаже. И дело вовсе не в душе. Когда цены на жилье растут каждый день, никто без особой надобности его не реализует, но это, во - первых. А во – вторых, сидеть ты там не могла уже потому, что летом мы перевезли всю обстановку на дачу и нет ни одного стула. Вчера, ты целый день была на работе. Вечером я за тобой заехал и мы отправились покупать подарки. Боже мой, ну приди же в себя, наконец, хотя я понял, все очень просто: ты спала, и это тебе сейчас приснилось.
- Еще помню какие – то письма. Я написала их и собиралась отправить.
Борис уже молчал. Скоро лес закончился, и за поворотом показались коттеджи дачного поселка.
-Сейчас приедем, выпьем по рюмке коньяку и вздремнем слегка. До двенадцати еще целых четыре часа, а гулять всю ночь.
- Я спать не хочу. Только полежу с тобой рядом.
- Конечно, Зайчик. А как мы обнимемся! С этими словами он взял ее руку и поцеловал в ладонь.
- Ой, - вскрикнула Зоя, - Больно.
- Что там у нас? У нас синяк. Это только ты умудряешься ставить их в самых неожиданных местах. Ну, как можно было получить его на ладони? И руки у тебя такие холодные. Замерз, малыш? Одень перчатки.
Она послушно опустила руки в карманы шубки. В правом лежали перчатки, а в левом… тугая пачка писем, связанных шелковой лентой.

Мы заботимся о качестве нашей аудитории.
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.
Сейчас происходит: